воскресенье, 16 октября 2011 г.

Кто отвечает за русский язык?

Максим Кронгауз
Журнал "Дружба народов", 2011, №10
Кто отвечает за русский язык

Кронгауз Максим Анисимович — лингвист, доктор филологических наук. Публикации в “ДН”: “Лексикографические мемуары: о времени, стихах и техническом прогрессе” (2011, № 2).Межязыковые контакты стали плотнее, а свое выделенное положение русский язык потерял. Хотя в СССР формально государственного языка не было (до 1990 года), но фактически им был конечно же русский — и только русский — язык. Таким образом, влияние других языков становится все заметнее — говоря научным языком, происходит интерференция: в русский язык проникает чужая лексика, а отчасти и чужие грамматические конструкции.Возьмем, к примеру, русский язык в Эстонии. На сайте DELFI1 был проведен опрос русскоязычных читателей под названием “Какие эстонизмы вас раздражают?”Вот некоторые примеры: “кюльмовато” (от kьlm — холодный), “палька” (от palk — зарплата), “рабарбар” (от rabarber — ревень2), “максовать” или “максануть” (от maksma — платить) “квалитетный”, например “квалитетный товар”, “кандидировать”, “реновировать”. Часть корней, как мы видим, заимствована из эстонского, часть из других языков, но через эстонский. Встречаются и такие странные русские фразы: “я позвоню тебе назад” (вместо “я тебе перезвоню”) или “это возьмет время” или “это берет время”. Все эти словечки проникают в русский как бы случайно и незаконно, вспомните аксеновское “шатапчик”. Как правило, они встречаются в речи молодого поколения, одинаково хорошо владеющего русским и эстонским (ну, или, по крайней мере, хорошо владеющего эстонским). 1 DELFI — сеть крупнейших новостных порталов в странах Балтии (Латвии, Литве и Эстонии), публикующая информацию на четырех языках: русском, латышском, литовском и эстонском. Сеть начала свою работу в конце 1999 года, когда были открыты первые две версии сайта — эстонская (www.delfi.ee) и латвийская (www.delfi.lv). Позже были запущены литовская версия DELFI (www.delfi.lt), а также русские версии в Латвии (rus.delfi.lv) и Эстонии (rus.delfi.ee). Здесь и далее речь идет о русской версии эстонского портала. 2 Важное для Эстонии слово, всем советую попробовать пирог из ревеня.Но в Эстонии существует и государственное регулирование русского языка. Например, имеется запрет на перевод названия эстонского парламента “Рийгикогу” (Riigikogu – букв. Государственное собрание). Или еще более любопытное предписание, опубликованное на русскоязычном портале DELFI (не могу удержаться и не привести его целиком).“8 января 2002 г.Предписание Языковой инспекции
Обращаем Ваше внимание на то, что 3—4 января в русских новостях интернет-портала DELFI топоним TALLINN неоднократно транслитерирован на русский язык ошибочно.
Согласно части 1 параграфа 15 закона о топонимах, в нелатинских алфавитах написание топонима следует передавать в соответствии с буквенными таблицами. Исходя из установленных в них правил, топоним TALLINN следует по-русски писать с двумя буквами “н” на конце.Вследствие вышеизложенного делаю Вампредписание
писать впредь русскими буквами топоним TALLINN в соответствии с требованием закона о топонимах. В случае игнорирования предписания в отношении Вас будет применен параграф 170' законодательства об административных правонарушениях.С почтением,Урмас Вейкат,заместитель генерального директораЯзыковой инспекции”.И снова не могу удержаться и не привести иронический комментарий по этому поводу на сайте gramota.ru:“Напоминаем, что суверенность государства не может влиять (тем паче — менять) грамматику, орфографию и пунктуацию какого-либо языка. В соответствии с установившейся традицией название столицы Эстонии по-русски пишется так: ТАЛЛИН.Благодарим правительственные учреждения Франции за уважение к русскому написанию Париж (а не Пари)”.Но поскольку разговор неизбежно съезжает в политику, здесь я остановлюсь и попробую подвести промежуточный итог.Итак, мы имеем дело, с одной стороны, со спонтанно возникающим в Эстонии вариантом русского языка, а с другой стороны, с государственным регулированием русского языка в Эстонии, который, напомню, никакого официального статуса в Эстонии не имеет. Конечно, так обстоит дело не только в Эстонии, но и — в той или иной степени — в других странах постсоветского пространства1. Эстонию я взял в качестве примера, потому что лучше ее знаю и постоянно общаюсь с эстонскими лингвистами. В действительности здесь есть две разные проблемы, и говорить о них стоит по очереди.Запретить нельзя признать



Комментариев нет: